Саргасян А.А. Некоторые вопросы квалификации преступлений против собственности, совершенных с применением гипноза к потерпевшему // Скиф. Вопросы студенческой науки. — 2017. — №6. — С. 12-17.

Некоторые вопросы квалификации преступлений против собственности, совершенных с применением гипноза к потерпевшему

Some questions of qualification of the property offenses committed using hypnosis to the victim.

Саргсян Аделина Арменовна,
магистрант кафедры уголовного и уголовно-процессуального права
Российско-Армянский (Славянский) университет,  Республика Армения, г. Ереван
E-mail: adelina-sargsyan@mail.ru

Sargsyan Adelina Armenovna,
master of the Department of Criminal Law
Russian-Armenian (Slavonic) University, Republic of Armenia, Yerevan

 

Аннотация:
Развитие науки, создание новых гипнотических технологий управления личностью привели к весьма широкому распространению интеллектуального способа совершения хищений. В силу отсутствия разъяснений Пленума Верховного Суда, в правоприменительной практике нет единого мнения относительно квалификации хищений, совершенных посредством применения к потерпевшему гипноза. Данное обстоятельство в свою очередь приводит многочисленным проблемам при квалификации деяния : кража, грабеж, разбой или же мошенничество? Проблема еще более обостряется в случае причинения вреда здоровью потерпевшего или наступления его смерти.

Annotation
Development of science, creation of new hypnotic technologies of management of the personality have led to very wide circulation of an intellectual way of commission of plunders. Owing to lack of explanations of the Plenum of the Supreme Court, in law-enforcement practice there is no consensus concerning qualification of the plunders committed by means of application to the victim of hypnosis. This circumstance in turn brings to numerous problems at qualification of act: theft, robbery, robbery or fraud? The problem even more becomes aggravated in case of infliction of harm to health of the victim or approach of his death.

Ключевые слова: Имущество, психическое насилие, гипноз, разбой, мошенничество, кража.

Key words: Property, mental violence, hypnosis, robbery, fraud, theft.

Говоря о быстрых темпах увеличения и совершенствования профессиональной преступности, нужно отметить, что намечается тенденция совершения преступлений не только физическими способами, но и интеллектуальными, что свидетельствует о повышенной общественной опасности совершаемого деяния. И одним из интеллектуальных способ совершения преступления является гипноз.

Гипноз относится к виду психического насилия в силу обладания им следующими признаками: общественная опасность, противоправность, умышленность, конректная преступная цель воздействия, причинение психическому вреда потерпевшему. При квалификации деяний против собственности, совершенных с применением психического насилия, правоприменительная практика зачастую допускает ошибки, что, в свою очередь, является следствием неверного толкования термина «психическое насилие». В правоприменительной практике нет единообразного понимания данного вида насилия. Проблема возникает в том случае, когда судебная практика идет по пути отождествления  гипноза и обмана, что и приводит к ошибкам в квалификации.

Так, например, согласно приговору Суздальского районного суда Владимирской области некто Х была приговорена к двум годам лишения свободы условно по ч. 2 ст. 159 УК РФ за совершение «мошенничества, то есть тайного хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием…». Однако данная квалификация является ошибочной, поскольку из материалов дела было видно, что гражданка Х  завладела деньгами потерпевшей У путем активного продолжительного воздействия на психику последней. А также, в соответствии с показаниями самой потерпевшей, в момент передачи денег она, возможно, возмож-но, находилась под гипнозом или каким-то внушением.

В данной ситуации правоприменительной практике остается выбирать между двумя уголовно-правовыми нормами: грабеж и разбой. Поскольку гипноз в рассматриваемом случае  не привел к каким-либо тяжким последствиям, например, расстройство психики, физический вред здоровью, то мы можем исключить применение статьи 162 УК РФ. Таким образом, действия гражданки Х подлежат квалификации  по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ (грабеж).

Таким образом, подытоживая рассматриваемый нами пример, приходим к выводу, что совершение преступления против собственности с применением гипноза полностью исключает квалификацию по ст. 159. Мошенничество предполагает совершение преступления путем обмана или злоупотребления доверием,  однако гипноз не относится ни к одному из них. Обман представляет собой сообщение заведомо ложных сведений или умолчание о тех или иных фактах, а злоупотребление доверием предполагает использование с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества. Гипноз же представляет из себя это временное воздействие на сознание человека, в результате которого изменяются функции личного контроля и самосознания.

Определенные проблемы возникают с вопросом квалификации данного деяния по ст. 158 УК РФ. Гипноз представляет собой блокировку сознания потерпевшего, что означает тайное хищение чужого имущества при отсутствии очевидцев.  Кража также, в свою очередь, характеризуется признаком тайности, однако, для квалификации деяния по ст. 158 есть одно препятствие – кража – это ненасильственное преступление, а гипноз же  является видом психического насилия.

Что касается попытки квалифицировать преступления против собственности, совершаемые с применением гипноза, по ст. 161 УК РФ ( грабеж) и ст. 162 УК РФ ( разбой),  то и здесь мнения юристов и правоприменительная практика расходятся. Ведь, как известно, характерным признакамом грабежа и разбоя является открытость, но гипноз представляет собой так сказать, тайный процесс.

Делаются попытки подвести гипноз, как способ, в рамки разбоя.  Однако, по мнению многих ученых, разбою свойственно нападение, которое отсутствует при применении гипноза. Было бы верным провести семантический анализ термина «нападение», который, на мой взгляд и на взгляд ряда юристов, также может охватываться понятием «гипноз».  Тем не менее, гипноз необходимо отнести к насилию, опасному для жизни или здоровья, поскольку он может повлечь тяжкие последствия вплоть до психического расстройства или самоубийства.[1]

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» в п. 23 содержит указание на введение в организм потерпевшего сильнодействующего, ядовитого или одурманивающего вещества. Подобные действия Пленум предлагает расценивать, в зависимости от степени опасности указанного вещества для организма как способ совершения разбоя или насильственного грабежа — без учета признаков открытости и нападения. [2]

Учитывая указанное выше Постановление, а также тот факт, что гипноз – это насилие, опасное для жизни или здоровья, можно квалифицировать хищение, совершенное путем гипноза, по ст. 162 УК РФ.

Говоря о предмете преступлений против собственности, также возникают некоторые трудности касательно права на имущество, которое является предметом мошеничества (ст. 159 и ст. 159.6 УК РФ), вымогательства. Ввиду того, что мошенничество не является насильственным деянием, получение права на имущество путем гипноза исключает квалификацию по ст. 159 УК РФ.  В диспозиции статьи 163 четко указан способ совершения преступления – требование передачи имущества или права на имущество. Однако при гипнозе происходит настройка потерпевшего на совершение того или иного действия, внушение ему определенных фактов и выполнения определенных действий.  Потерпевший не в состоянии осознавать характер и значение совершаемых с ним действий или внушаемых ему мыслей, поскольку происходит блокировка его сознания.

Данное обстоятельство препятствует рассмотрению настройки, совершаемой в процессе гипноза, как своего рода требования, адресованного потерпевшему. Кроме того, завладение правом на имущество может произойти непосредственно в момент нахождения потерпевшего в состоянии гипнотического транса, в то время как постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 г. № 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» в п. 2 содержит указание на отдаленность по времени выражения требования и передачи требуемого.[3]

В уголовном законе по данному вопросу существует пробел, следствием которого является квалификация завладения правом на имущество, совершенного путем гипноза, как вымогательства. Учитывая насильственный характер гипноза, виновного нужно привлекать к ответственности по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ.

Подробно рассматривая проблему совершения хищения имущества посредством применения к потерпевшему гипноза, возникает и такая мысль: квалифицировать содеянное как кражу, учитывая ее тайный характер, но при этом, принимая во внимание  ее ненасильственную природу, внести определенные изменения в УК РФ, а именно :

— дополнить его ст. 119.1 «Применение психического насилия» и, таким образом, квалифицировать вышеотмеченное деяние по совокупности ст. 158 УК РФ и ст. 119.1 УК РФ.

В целях привлечения криминальных гипнотизеров к соразмерной содеянному преступлению ответственности, предлагается сформулировать диспозицию п. «г» ч. 2 ст.  158 УК РФ следующим образом: «с применением гипноза или насилия, не опас ного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Также было было целесообразно внести дополнение в ч. 1 ст. 162 УК РФ «Разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением гипноза или насилия опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Бывают случаи, когда гипноз сопряжен с обманом, однако обман здесь – это лишь подготовительный этап для последующего гипнотического внушения. Например, имея намерение похитить имущество, преступник с помощью обмана приводит потерпевшего в определенное место, затем осуществляет гипнотическое внушение и похищает имущество. В данном случае также имеет место быть разбой, поскольку непосредственным способом все же выступал гипноз, а обман всего лишь облегчил совершение преступления.

Возможна ситуация, когда потерпевший соглашается на осуществление в отношении него гипноза, однако все это – следствие его обманутости относительно цели гипноза (к примеру, преступник заверяет потерпевшего, что гипноз – это способ излечить его от страшной болезни).

В целях предупреждения преступлений, совершенных с применением гипноза, предлагается:

принять Федеральный закон РФ «О гипнозе», в котором среди прочего дать законодательное определение гипноза, обозначить круг лиц, имеющих право применять гипноз, запретить сеансы массой гипнотерапии и эстрадного гипноза в случаях, когда у лиц, их осуществляющих, нет возможно сти дальнейшего наблюдения за людьми, подвергавшимися гипнозу;

внести дополнение в ст. 17 Федерального закона РФ «О лицензиро вании отдельных видов деятельности», включив в перечень видов деятельно сти, на осуществление которых требуется получение лицензий, эстрадный гипноз и обучение гипнозу;

включить в разработанный ГИАЦ МВД России Справочник № «Способ совершения преступления» гипноз в качестве способа совершения преступления, что позволит вести статистику указанных противоправных де яний;

создать в органах МВД группы специалистов, включающие следова телей, компетентных в области уголовного закона и гипнологии, возложив на них обязанность по расследованию, анализу и профилактики преступле ний, совершенных с применением гипноза;

предпринять в отношении лиц из группы риска меры виктимологи ческой профилактики.[4]

Если в результате гипнотического внушения  был причинен вред жизни или здоровью потерпевшего, то деяние надлежит  квалифицировать, как и последствия насилия, руководствуясь разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

При разбое легкий и средней тяжести вред здоровью охватывается составом, предусмотренным ст. 162 УК РФ, тяжкий вред здоровью предусмотрен как квалифицирующий признак разбоя, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего, требует дополнительной квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ 1 0. Точно также причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью при вымогательстве охватывается п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ, причинение тяжкого вреда здоровью предусмотрено п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ 11.

Несмотря на то, что Пленум Верховного Суда РФ не содержит разъяснений Пленума по данному вопросу относительно вымогательства, представляется, что причинение тяжкого вреда здоровью, в результате которого наступила смерть потерпевшего, необходимо квалифицировать по совокупности с ч. 4 ст. 111 УК РФ. Если в результате гипнотического внушения при вымогательстве наступила смерть потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать, согласно п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о вымогательстве», по п. «в» ч. 2 ст. 163 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Следовательно, можем сделать вывод о том, что хищение имущества, совершенное путем применения гипноза, следует квалифицировать по ст. 162 УК РФ как разбой, а завладение правом на имущество в результате применения гипнотического внушения к потерпевшему необходимо квалифицировать как вымогательство. В случае причинения в процессе вымогательства тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, содеянное следует квалифицировать по совокупности с ч. 4 ст. 111 УК РФ.  Однако если потерпевший был обманут относительно цели проведения гипноза и, таким образом, сам дал свое согласие на это, а преступник во время сеанса завладел имуществом или правом на имущество, то содеянное следует квалифицировать как мошенничество.

Если в процессе совершения подобного мошенничества причинен вред жизни или здоровью потерпевшего, деяние надлежит квалифицировать по совокупности со ст. ст. 105, 111, 112, 115 УК РФ.[5 Если в результате гипнотического внушения при вымогательстве наступила смерть потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Подвергая анализу отечественное и зарубежное законодательство, было бы целесообразным в ч. 1 ст. 40 закрепить непреодолимое психическое принуждение – вследствие которого если был причинен вред охраняемым уголовным законом интересам в результате гипноза, то содеянное надлежит считать правомерным, если в результате такого принуждения потерпевший не был в состоянии руководить своими действиями.Загипнотизированное лицо в таком случае следует признавать посредственным исполнителем (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Однако если вследствие применения гипнотического воздействия лицо сохранидл возможность осознавать свои действия и руководить ими, то содеянное влечет уголовную ответственность. В таком случае загипнотизированное лицо подлежит уголовной ответственности в качестве исполнителя (ч. 2 ст. 33 УК РФ), а гипнотизер в качестве подстрекателя (ч. 4 ст. 33 УК РФ).

Причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате гипнотического принуждения лицом, которое до гипнотизации знало или подозревало, что его хотят загипнотизировать с преступной целью, и не оказало попытки гипнотизации сопротивления, должно привлекаться к уголовной ответственности в качестве соисполнителя (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Умышленное причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам вследствие гипнотического принуждения, влечет уголовную ответственность лица в качестве непосредственного исполнителя, а гипнотизера в качестве пособника (ч. 5 ст. 33).

Подводя  итоги проведенному исследованию, считаем нужным отметить, что учитывая пробелы в законодательстве и возникающие проблемы на практике, следует усовершенствовать определенные положения уголовного кодекса РФ и усилить деятельность по борьбе с профессиональной преступностью.

0